Индивидуалки великий новгород

Мишка влез на скамейку и со скамейки перевалился в узкую высокую бочку… Были бочки пониже, пошире, но десятник любил париться именно в этой

Черные закопченные потолки, черные шайки, черные лавки вдоль стен, черные окна

Со следующей смены напарником Андреева стал Чудаков, тоже бытовик

– К вам, Николай Антонович, – обратился Андреев к старшому

Когда открыли двери и окна, густой мутно-белый туман рассеялся – пришел лагерный врач

– Я, пожалуй, откажусь с тобой работать, – сказал Кузнецов

Десять рядов, десять железных нитей, да еще поперечные косые нитки – на целый день хватило этой работы Андрееву и Маслакову

Мишка Тимошенко шел и думал: «Подам заявление на фронт

– При чем же тут я? И никто шахты не останавливал – шахта работает… Чего вы орете?

«Опять ведь привяжутся, – лениво думал он про службу безопасности

«Война, – подумал Андреев, – по мобплану, наверное…»

Костлявый банщик смотрел с порога на розовое, пышное тело Тимошенко и молчал

Андреев вышел из штольни и пошел в ламповую сдавать свою потухшую «вольфу»

Андреев стоял в ночной смене на высоком терриконнике, где громоздилась порода

В обед Андреев узнал еще новость: паек хлеба был снижен с килограмма до пятисот граммов – это была грозная новость, ибо приварок ничего не решал в лагере

«Орел!» – авария шахтная! Раздался глухой грохот, лязг железа, треск стоек; столбы белой пыли заполнили уклон

Вагонетки с породой поднимались туда время от времени, и Андреев должен был разгружать их

Его продержали с месяц на карцерном пайке – кружка воды и триста граммов хлеба, но не могли склонить ни к каким заявлениям – Чудаков в заключении был не первый раз и знал всему настоящую цену

«Война, – подумал Андреев, – по мобплану, наверное…»

Мишка быстро разделся, выбрал неполную бочку холодной воды, завел туда паровую трубу – в помещении бани был бойлер, и воду грели горячим паром

Андреев понял, что речь шла о зоне пятьдесят восьмой статьи – в отличие от многих лагерей, барак, где жили «враги народа», был окружен колючей проволокой внутри самой лагерной зоны

– Это я в изоляторе так доплыл – вот ты и не узнаешь! Слышь, Мишка, – сказал Чудаков, – а ведь я видел тебя…

– Если поставить Тихомирова, – сказал Свищев главному инженеру, – тогда вам нечего делать на шахте

 – Нож в животе – это верная инфекция, всегда опасность перитонита

– Надо знать, где находишься, – строго сказал Тимошенко


Базовая информация

Это бесплатная инцеклопедия составленными пользователями.

Данная статья подготовлена пользователем: Ramashka, время редактирования 2020.10.23, 12:07

Другие ссылки автора:


Связяться с нами можно по ссылками