Порно мамаш молоденьких

— Вот видишь, Стасик, Алле Константиновне Читинская область не годится

— А чего там, в Овражном? — с сомнением спросила Марина

Мог бы, конечно, и отвертеться, увести разговор на другое, но жалко стало девок, бездомных и безденежных

Гостьи легли в комнате попросторней, Батраков в другой

— Домой! — скомандовал парень, и девочка, ткнув его пальцем в рукав, будто в догонялки играла, побежала к дому

— Тогда держи у себя, — сказала она, — я ведь сама знаю

Жили хорошо и весело, ходили с отцом по грибы, держали умную и хитрую дворнягу

Мать лежала в палате на восемь коек, до туалета ползти и ползти, няньку не дозовешься, больные сами помогают друг другу, а то бы вовсе конец

Неужели боится, что ударю, в который раз пожалел ее Батраков, но на этот раз жалость была отстраненная, будто к чужому человеку

— Это далеко, — огорчилась симпатичная Марина, — это нам не годится

Карта не обнадеживала: дорог на ней было множество, и почти все с твердым покрытием — на Евпаторию, на Симферополь, на Бахчисарай, Алушту и Ялту, на Судак и Старый Крым

— Знаешь что, мужик? Ноги есть? Вот и беги подальше, пока живой

— Батраков моя фамилия, шесть специальностей, четыре сотни в месяц

Блондинка, а глаза черные, умные, верхняя губа вздернута, словно целоваться собралась

И одевать ее станет, как положено, и обидеть никому не даст, даже Татьяне, потому что ребенка надо воспитывать требовательно, но не обижая

— Может, она и хорошая баба, — задумчиво двинула бровями мать, — это тебе видней

Место было красивое, овражистое, с небольшим леском и выгнувшимся подковой озером

— Поровну — возразила симпатичная и умело поделила остаток трапезы на три дольки

— А телеграмму домой нельзя было дать, чтоб людей зря не беспокоить?

С каждым словом он жалел ее все больше и больше, и в конце концов эта волна жалости вынесла его туда, куда выносила обычно: хотелось обласкать и защитить ее всю, и даже легкий домашний халатик стал этой жалости помехой

Стройная, крепкая, густоволосая, она несла одиночество надменно, как дорогую шубу

— А чего там, в Овражном? — с сомнением спросила Марина

Батраков вдруг понял, что делать: в райцентр надо, вот куда

И все же где-то в дальнем кармане его души у Татьяны осталось свое вечное место, как и у девочки Аленки, растущей вопреки обычаю при отце, как у бедной Галии, чья могила на мерзлотном кладбище, наверное, совсем просела

С вечера посыпался дождь и дробил, не переставая, часа четыре


Базовая информация

Это бесплатная инцеклопедия составленными пользователями.

Данная статья подготовлена пользователем: rumy22, время редактирования 2020.10.23, 11:24

Другие ссылки автора:


Связяться с нами можно по ссылками